|  | 

Отдых и туризм

Чемодан — вокзал – Гоа

Гоа

Они могут написать заявление об уходе, несмотря на то, что занимают высокую должность и получают хорошую зарплату, просто потому, что больше не хотят жить в бешеном ритме мегаполиса.

Они готовы сменить большой город на тихую деревню или необитаемый остров. Они не знают, что такое цейтноты, и не страдают от стрессов. Все это о дауншифтерах. «Москва Инфо» выясняла, кто это такие, чем они занимаются и зачем им все это

Не в деньгах счастье

Сам термин «дауншифтинг» родом из лексикона автомобилистов и буквально означает «переход на более низкую передачу». Сегодня дауншифтинг — целая философия, которая подразумевает отказ от высокооплачиваемой, но связанной с чрезмерным стрессом и нагрузками работы в пользу спокойной жизни, которая может пойти по двум сценариям. Первый — переход на менее нервную работу, пусть и более низкооплачиваемую. Второй — полный отказ от карьеры и престижного статуса и переезд на необитаемый остров с книжкой по основам буддизма и минимумом денежных средств.

— Многие московские и питерские дауншифтеры сегодня тусуются на Гоа: здесь тепло, океан, интересные люди со всего света и просто кайф. Чуть меньше их в Таиланде, — бывший столичный рекламщик и тусовщик по имени Миша (так себя представить он попросил сам — прим. ред.) объясняет прелести своего полугодового пребывания в Индии.

Общается он с нами через ICQ — мобильный телефон в «раю», как он называет Гоа, не включает из принципа. — У меня в Москве была нормальная работа, были деньги. Но я все бросил и уехал. Почему? Надоело. На что живу? Сдаю «трешку» на Ленинском в «сталинке». Этих денег с головой хватает на то, чтобы здесь вообще себе ни в чем не отказывать.

Таких, как Миша, на Гоа сотни. Кто-то уезжал отдохнуть на две недели, но остался на год. Кто-то обзавелся здесь своим бизнесом. По словам Миши, на Гоа есть даже «наша» радиостанция — создали ее то ли питерские, то ли московские дауншифтеры.

— Причин к таким переменам может быть масса: кто-то решает посвятить себя семье, кто-то загорается наконец- то исполнить детскую мечту стать художником и уходит в творчество, а кто-то устает от социального давления, ему надоедает быть белкой в колесе, — объясняет феномен дауншифтинга профессор кафедры социальной и дифференциальной психологии РУДН Вячеслав Казаренков.

Поиск собственного «я»

— Раньше я работал директором в московском представительстве одной крупной компании. А еще раньше — ведущим менеджером в другой крупной компании. Были большие должности в питерских организациях, — рассказывает дауншифтер с двухлетним стажем Василий Кузьмиченок.

— Но в один прекрасный день я понял, что этот образ жизни мне чужд: все эти бизнес-проекты, карьерный рост, планы, графики, премиальные, стиль одежды, поведения… Тогда я купил билет на поезд и уехал в другой город.

Сейчас Василий работает внештатным фотографом для московских и питерских изданий, курсирует между двумя столицами, а в свободное время путешествует.

Сколько сегодня в России дауншифтеров, посчитать крайне сложно: ведь у этих людей нет официальных статусов и трудовых книжек. Да и сам статус дауншифтера по большому счету неофициален и точно не определен. Таковым, например, можно считать и тусовщика, сдавшего квартиру в мегаполисе и уехавшего жить куда-нибудь на острова к океану, и по полгода путешествующих по миру романтиков, готовых ютиться в мотелях и передвигаться по Африке автостопом, и отшельников-эскапистов, вроде бывшего миллионера Германа Стерлигова, который в 90-е владел первой сетью товарных бирж «Алиса», но променял дом на Рублевке и офис на Уолл-стрит на сельскую жизнь в далекой подмосковной глухомани, куда даже нет дороги…

Единственное, что сейчас хоть как-то объединяет дауншифтеров России — интернет-сообщество (www.downshifting.ru), в котором только зарегистрированных пользователей уже больше 1500 тыс…

Экология, смена места или оправдание лени?

С момента своего возникновения в начале ХХ века дауншифтинг, проникая в страны, приобретал свои национальные особенности. Например, в той же Англии он имеет экологическую направленность: дауншифтеры меняют офисы в Сити на выращивание оргпродуктов и участие в экологических программах, вроде сбора мусора и его вторичной переработки или экономии энергии.

В Австралии фокус смещен в сторону перемены жилья: народ едет в Таиланд или в Индию, ютясь и медитируя в маленьких дешевых по европейским меркам хижинах и сдавая на родине квартиры. Российские дауншифтера с приоритетами пока не определились.

— Дауншифтинг — это мода, которая скоро схлынет, — уверен Вячеслав Казаренков. — Эта эпидемия никогда не достигнет у нас такого же масштаба, как на Западе. Хотя бы потому, что наш уровень жизни гораздо ниже, чем в США и Европе. Мысль о том, что не в деньгах счастье, для многих пока остается абстракцией. Чтобы полностью посвятить себя поиску собственного «я», у нас просто нет средств. И наши дауншифтеры, прикрываясь модным ярлыком, просто не хотят работать, оправдывая собственную лень.

Отцом дауншифтинга считают британского топ-менеджера Ричарда Кэннона, который однажды понял «смысл жизни», ушел из компании и начал выращивать овощи. В России таковым можно считать бывшего олигарха Германа Стерлигова, который являясь миллионером, уехал жить с семьей в глухую деревню.

Синдром дауншифтера

По мнению психологов, дауншифтингом «заболевают», прежде всего, мужчины в возрасте от 30 до 45 лет. Все они жители крупных городов и в прошлом владельцы собственного бизнеса или люди, занимавшие топ-посты в крупных фирмах. Наиболее распространенный сценарий дауншифтера в средней полосе России — сдача квартир в Москве и Петербурге и дальнейшее проживание на даче.

Источник turizminfo.ru

Чемодан — вокзал – Гоа
Ваша оценка!

Ещё из раздела:


© 2017 CNews.blog